Классная история пятьдесят первая 

Как-то раз стою я себе спокойно возле парты – к природоведению готовлюсь – учебник достал, тетрадку… Природоведение – первым уроком по расписанию. И тут в класс, сметая все стулья на своём пути, влетает Андрюшка Андреев. Весь всклокоченный, взъерошенный, даже берет съехал в сторону и ровно сидел на голове (Андрюшка его всегда по моде носит, набекрень).

- А у нас, у нас, - закричал Андрюшка и запрыгал на месте выше крыши, - Вову на чемпионат по плаванию отобрали!

Вова – это Андрюшкин кузен, студент Физкультурного института (если кто-то вдруг забыл).

- Здо́рово! – немного растерянно говорю я. – А что за чемпионат?

- Да не знаю! – отмахнулся от меня Андрюшка. – Какая разница? Главное, что завтра в девять ноль-ноль стартуют утренние заплывы. В нашем спорткомплексе через дорогу. Приглашены все! И Инесса Владимировна тоже!

- Вот спасибо! – сказала Инесса Владимировна, которая, оказывается, уже вошла в класс, а мы её даже и не заметили!

Следующий день был выходным, но лично я вскочил с кровати раньше чем в будни часа на два – решил сделать утреннюю зарядку! А уже с половины девятого мы с Андрюшкой Андреевым и Володькой Сухаревым скакали вокруг спорткомплекса с бассейном. Скакали мы так резво, что все прохожие, наверное, думали, что мы профессиональные легкоатлеты.  Потом пришла Инесса Владимировна и провела нас троих на трибуны. 

Андрюшка достал из рюкзака какие-то предметы и, потрясая ими, с гордостью сказал:

- Вувузела! Лепатата!

Что это были за чудеса из рюкзака я не знал, но шума от них было – прямо с ума сойти! Через пару минут Инесса Владимировна их конфисковала. А вместо вувузелы и лепататы сунула нам в руки надувные палки-стучалки – важный атрибут любого болельщика! 

Андрюшка вертелся, крутился, подпрыгивал вверх как на батуте – в общем, переживал за Вову ужасно – и, в итоге, убежал на нижнюю трибуну, где сидели спортсмены и их тренеры. Там Андрюшку все знали и приняли с распростёртыми объятьями. 

А мы с Володькой стали бегать туда-сюда между Андрюшкой и Инессой Владимировной. Мы хлопали палками-стучалками и очень радовались, когда какой-нибудь неизвестный нам пловец обгонял другого какого-нибудь неизвестного нам пловца. А на утренних заплывах народа, в смысле зрителей, мало – обычно это родители и друзья участников соревнований. Нам так Вова рассказывал. И их действительно было немного! Поэтому когда мы с Володькой за кого-нибудь шумно радовались, родители этого «кого-нибудь» с любопытством старались нас рассмотреть. 

Наконец, Инесса Владимировна загнала нас с Володькой на места, сама села рядом и коленками перегородила нам проход слева. А справа в проходе стоял волонтёр – активный, доброжелательный, всегда готовый прийти на помощь, мимо него ни за что на свете не проскользнёшь не замеченным! Удостоверившись, что деться нам теперь от неё некуда, Инесса Владимировна принялась смотреть заплывы.

И тут стали объявлять участников заплыва на двести метров вольным стилем. Среди них был наш Вова. Когда спортсмены стартовали, Андрюшка понёсся за ними вслед по кромке бассейна. Он размахивал руками и кричал громче диктора по стадиону, уверенный, что его голос долетит до четвёртой, Вовиной, дорожки. И кричал он не какое-нибудь там «давай-давай», а грамотным спортивным языком доносил до Вовы информацию по дистанции! А на последних метрах до финиша Андрюшка так распрыгался, что чуть не бултыхнулся на техническую дорожку!

В итоге, Зюзькин – первый, Вова – второй. Обидно ужасно! Этот Зюзькин вообще всю жизнь мешается нашему Вове. Вот Вова всегда лучше всех, а Зюзькин хоть на чуть-чуть, но опередит его! 

 Потом были другие заплывы. Там тоже были неплохие болельщики – дудели, кричали, топали ногами. А один болельщик, который во время заплыва на четыреста метров комплексом лихо вскакивал со своего места и орал: «Мишка, давай!», удовлетворившись результатами заплыва на табло, наконец-то угомонился… огляделся по сторонам… и с удивлением обнаружил сидящую поблизости нашу Инессу Владимировну. И начал украдкой на неё посматривать. А Инесса Владимировна у нас красивая, не шумит, сидит культурно, как в оперном театре. 

Болельщик подсел к ней поближе и говорит:

- Давайте я за вас покричу. Вы за кого болеете?

А в самом конце соревновательного дня была эстафета «четыре по двести» вольным стилем. Все участники были из разных городов – из Москвы, Санкт-Петербурга, Ярославля, Твери, ну и так далее… Наш Вова выступает за Москву. Его поставили на первый этап эстафеты, а Зюзькина – на четвёртый. А на табло вместо фамилий спортсменов высвечивались названия городов, за которые они выступают. 

И все-все зрители на трибунах кричали: кто – «Москва!», кто – «Питер!», кто – другой какой-нибудь город. Лично я кричал «Москва!» изо всех сил! А рядом со мной оказался мальчишка лет пяти – он на индивидуальных заплывах за старшего брата болел, за Артура. Артура тоже поставили на первый этап эстафеты, как раз против нашего Вовы. 

И вот, значит, этот мальчишка все первые двести метров громко кричал: «Артур! Артур!» А когда пловцы передали эстафету, я продолжаю кричать «Москва!», а мальчишка растерялся… И чего кричать не знает. Потом взглянул на табло и вдруг как закричит мне над ухом: 

- Эс! Пэ! Бэ! Эс! Пэ! Бэ!

Я прямо удивился! У меня с географией, конечно, неважно, но, думаю, что же это за город такой? Никогда не слышал! Смотрю на табло, а там высвечивается: «СПб». И тут я догадался – «Санкт-Петербург»! Название города длинное – целиком не умещается, вот его и высветили на табло в сокращении! 

«Москва» в упорной борьбе с «СПб» приплыла первой, «СПб», соответственно, второй. Кто был третьим я не рассмотрел, потому что в изумлении уставился на нашего Вову, который в обнимку с Зюзькиным, с тем самым Зюзькиным, прыгал от радости за первое место!