Классные истории

Издание для детей и подростков "6+"


Классные истории. Рассказы

Автор: Елена Чапленко

№6(41) от 24.07.2021

Классная история восемьдесят шестая

А младший брат Володьки Сухарева – теперь супергерой! И не потому что нацепил на себя плащ со шляпой и делает вид, что умеет летать, а герой самый настоящий! 

Володькиному брату Серёже недавно стукнуло пять лет. И вот однажды к ним в гости приехал дедушка, и в какой-то совершенно обычный день остались они с дедушкой дома вдвоём. 

Когда наступил полдень, дедушка ушёл на кухню в поисках обеда, который Володькина мама приготовила заблаговременно. А Серёжа тем временем уже помыл руки и прыгал в коридоре и кричал:

- Дедушка, дедушка, ищи скорее! У меня скоро мультики! 

Это всё я знаю в больших подробностях, потому что дедушка рассказывал об этом раз пятьсот!

Дедушка торопился, Серёжа прыгал… всё выше и выше и, наконец, запрыгнул на стул.

- Дедушка, - весело закричал Серёжа, - а Гороховы ключи забыли! А их родителей дома нет!

Гороховы – это соседи Сухаревых по лестничной площадке: два брата – старшеклассника и их родители. А Серёжа, стоя на стуле, смотрел в дверной глазок. 

- Во-первых, - шагнув в коридор, сказал дедушка, - не кричи так громко, а во-вторых, не подглядывай, это некрасиво. 

И снова ушёл на кухню. 

Минуты три было тихо. Дедушка внимательно читал сопроводительное письмо к обеду, ну там на какое время плиту включить, где тарелку взять, а Серёжа с любопытством продолжал смотреть в дверной глазок.

И тут Серёжа как закричит:

- Нашли! Нашли! Дедушка, Гороховы ключи нашли! 

И сразу же с досадой:

- Эх, не те ключи они нашли, не от квартиры… Дедушка, а Гороховы на нашу дверь смотрят! А почему?..

Тогда дедушка вышел из кухни, подхватил Серёжу, плюхнул его в кресло и включил телевизор. 

- Вот твои мультики, смотри, - сказал дедушка. 

На  самую крышу небоскрёба взлетел супергерой, спасатели помчались к кому-то на помощь, говорящие машинки перебросились друг с другом парой фраз… 

Серёжа немного покрутился перед телевизором и снова скользнул в коридор.

А в это время Гороховы уже заходили в квартиру. Серёжа так сильно расстроился, что из-за дедушки не смог посмотреть, где Гороховы нашли у себя ключи, что, чуть не плача, затопал ногами, забарабанил в дверь и закричал изо всех сил:

-  А они уже вошли в квартиру! Вошли уже! Дедушка иди сюда! Вот посмотри – вошли! 

От крика и грохота один Горохов даже споткнулся об порог. 

Пригрозив, что переключит телевизор с мультиков на экономический форум, дедушке, наконец-то, удалось усадить Серёжу за обед перед телевизором, как раз как мама не разрешала. 

Серёжа и думать забыл про Гороховых, но тут на лестнице что-то стукнуло. Серёжа молниеносно кинулся в коридор и снова забрался на стул.

- Дедушка! Дедушка! – округлил глаза Серёжа. – А Гороховы ненужные вещи выбрасывают! Их мама давно-давно об этом просила! 

Не найдя трансляцию экономического форума, дедушка переключил телевизор на скрипичный концерт. И уже прямо не знал, как ему совладать с Серёжей. 

- Ух, ты! Целый мешок собрали! – продолжал Серёжа как ни в чём не бывало. – Дедушка, а давай мы тоже выбросим ненужные вещи! Мама придёт домой, а вещей нет! Здорово, правда? 

У дедушки оставался последний шанс утихомирить Серёжу – это заменить обед на сладкое, и дедушка этим шансом воспользовался. 

- Серёженька, - вкрадчивым голосом произнёс дедушка, - да ну его, этот обед… Давай сразу пить чай с конфетами… Иди сюда! 

Серёжа на секунду оторвался от глазка, но, подумав немного, решил, что Гороховы интереснее. 

- Нет, - ответил он. – Мама мне так не разрешает.

И снова прильнул к двери. 

Когда дело дошло до телескопа на ножках, дедушка заподозрил неладное и тоже захотел посмотреть в глазок. И хотя на «Гороховых» были бейсболки и капюшоны, дедушка почему-то сразу решил, что это вообще никакие не Гороховы! И вызвал полицию… 

Потом была настоящая кутерьма! Примчался наряд полиции, Гороховы вчетвером прилетели домой, с работы пришли Володькины с Серёжей родители… 

Все обсуждали двух грабителей, проникших в квартиру Гороховых и чуть не похитивших лабораторный телескоп! Ну, и конечно, говорили про Серёжу Сухарева! Полицейский даже подошёл к Серёже, пожал ему руку и поблагодарил. 

- А это грабители были, да? – с восторгом спросил у него Серёжа.

- Грабители, - заулыбался полицейский.

- Вооружённые? – уточнил Серёжа. 

- До зубов!

- Особо опасные? – не унимался Серёжа.

Полицейский снова улыбнулся.

- Так точно, - отрапортовал он.

Серёжа прямо-таки зажмурился от удовольствия.

- Рецидивисты? – путаясь в буквах, выговорил Серёжа.

- Самые что ни есть!

№5(40) от 07.05.2021

Классная история восемьдесят пятая

Однажды ночью, когда мы все спали, у нас в квартире раздался невообразимый грохот! Это упала нагруженная коробка с антресоли. Мы все – мама, папа и я – повскакивали со своих кроватей и выбежали в коридор. Было два часа ночи. Папа сразу предложил оттащить коробку в сторонку и спать дальше. Мама подняла голову и стала вглядываться в антресоль, как в звёздное небо, в ожидании очередной «падающей звезды», то есть – следующей коробки. Если упала одна коробка, почему бы не упасть и второй? А я ужасно захотел в неё заглянуть, хотя бы одним глазком. 

- Это, наверное, новогодние игрушки из фольги, очень лёгкая коробка, - спросонья сказал папа и ушёл спать.

А маме почему-то показалось, что это были её куклы.

Оставив коробку на полу до утра, все разошлись по своим комнатам. Но я притаился возле двери и стал ждать. Когда родители заснули, я с крохотным фонариком прокрался в коридор. Коробка стояла в углу и никого не трогала. Я подумал, что раз она такая лёгкая, как сказал папа, то я без труда смогу перетащить её к себе в комнату и уже там изучать содержимое. 

Я попытался коробку поднять, но она оказалась неподъёмной! Я начал её сдвигать с места, но она – за каких-нибудь десять минут – как будто бы в него вросла! Тогда я решил проявить отвагу и пойти на верный риск – открыть коробку прямо на месте. С осторожностью оглядываясь на дверь, за которой мирно спали мама и папа, я схватился за ленту, развязал узел, разъединил четыре лопасти коробки и посвятил фонариком – не видно было ничего! Тогда я наощупь начал вытаскивать какой-то предмет. Предмет был похож – опять же наощупь – на длинную линейку, завёрнутую в мягкую ткань. 

Интересно, - подумал я, - если прав папа, то это должен быть ёлочный шпиль в виде красной звезды. За сам шпиль я сейчас держусь, а до звезды ещё не добрался. А если права мама, то это какая-нибудь стройная кукла – любимица всех девчонок. 

И я вытащит это нечто и побежал, вернее прошмыгнул на цыпочках, в свою комнату. Там я включил ночник и увидел, что это была деревянная берёзка! Ничего себе – деревянное дерево! – подумал я. Откуда же оно у нас? 

Берёзка была беленькая, с чёрными полосочками, как и полагается, а сверху красовались зелёные серёжки. Где-то я её раньше видел… И мне в голову стали лезть всякие берёзки! И «Белая берёза под моим окном…» Есенина, и «Берёзовая роща» Левитана, и берёзки, растущие возле нашего дома, и много ещё какие берёзки. 

И вдруг я вспомнил! У меня же есть паровозик и целая железная дорога! Со шлагбаумами, тоннелями и прочей ерундой для малышей. Так там, согласно правилам игры, есть станция «Берёзовая», где расставляются деревянные деревца. Я начал припоминать, сколько же штук их было. Сначала мне казалось, что три, потом – что четыре, потом – что шесть, а потом я отправился обратно в коридор, к коробке. 

Там я снова схватился за что-то и потянул на себя. Оно на меня заворчало! Заскрежетало и зазвенело… Но я и его отнёс к себе в комнату. Это была карусель! По кругу гарцевали маленькие лошадки – белая, чёрная, коричневая и розовая, а ещё – бирюзовая и сказочно-терракотовая! Если карусель завести, то заиграет тихая музыка, а если просто потрясти в руках, то будет раздаваться фырканье механизма.

Следующим моим трофеем стал лягушонок по имени Рональд. Это был папин лягушонок. Папе его подарили на день рождения, когда ему стукнуло семь лет. Я ужасно обрадовался, что наша встреча с Рональдом всё-таки состоялась! Я этой встречи ждал года четыре – не меньше! Папа мне все уши о нём прожужжал – «Рональд прямо как настоящий!», «Рональд прыгает выше крыши!», «Рональд весь такой заводной!», ну, и так далее… Но наш марш-бросок на антресоль всё откладывался и откладывался… 

Я погладил лягушонка и прямо-таки совершенно случайно повернул у игрушки ключ. В следующую секунду лягушонком уже был я! Не хуже всяких Робиков и Рональдов я резво прыгнул с кочки на кочки, а точнее – с пола на диван. Это я от неожиданности! Потому что когда я повернул ключ, мой Рональд вдруг выпрыгнул у меня из ладоней и с задором поскакал к окну. Он по-спортивному отрывал лапки от пола и весело хлопал глазами. 

Ну, ничего себя! – подумал я. Мой динозаврик, пока его шестью батарейками не снабдишь, не то что прыгать, даже подмигивать тебе не станет! Да… Классная у папы игрушка! 

- Ой, Рональд! – раздалось откуда-то сверху.

Я поднял голову и увидел папу. Он стоял, завернувшись в плед, и не без удивления смотрел на прыгающего лягушонка. Тут папа окончательно проснулся. 

- А давай-ка мы с тобой, Алёшка, - потирая руки, сказал он, - все игрушки из коробки достанем.

- Ага! – с готовностью отозвался я. – Давай!

И мы оба юркнули в коридор.

Папа подхватил коробку и поспешил обратно в мою комнату. А мне на лету удалось вытащить из коробки ещё что-то. Тут я ужасно удивился, потому что у меня в руках оказался самый настоящий мобильный телефон. Папа почему-то потупил взор.

- Это мой телефон, - робко сказал папа. – Это когда я ещё в институте учился…  

- Вот здорово! – говорю я. – А включить его сможешь? А там записи какие-нибудь сохранились? А фотки? А номера телефонов? Давай, пап, прямо сейчас кому-нибудь позвоним! Вот удивятся! Давай?

Я засыпа́л папу вопросами, а папа смущённо от них отмахивался. В конце концов я тоже отмахнулся от папы и говорю:

- Ну, и ладно! Не хочешь – не надо. А вот я когда вырасту и найду случайно свой теперешний телефон, всем-всем позвоню! И Володьке Сухареву, и Андрюшке Андрееву, и даже Галке Залесской – чего уж там…

Пока я так рассуждал, папа, сбегав за табуреткой, зачем-то карабкался на антресоль.

- Ты чего это, пап, делаешь? – спрашиваю я, округлив глаза. – Три часа ночи всё-таки…

- Ничего, ничего, - резюмировал папа, - подумаешь три часа… Мне главное одну вещь найти. Ты себе не представляешь, Алёшка, что это за вещь такая… 

- Полезная? – говорю я.

- Полезная? – задумчиво переспросил папа и даже присел на краешек табуретки. – Да нет, не особенно...

- Красивая?

- Да не то что бы… Вот сейчас сам всё увидишь! – и папа с новыми силами полез на антресоль. 

Когда он оттуда вынырнул, было уже утро, и я без особого энтузиазма собирался в школу. Зато папа весь светился от счастья. 

- Нашёл! – проговорил он и потряс передо мною какой-то вещицей.

- Что это? – вглядываясь в шарик на ниточке, полюбопытствовал я.

Папа сделал пару шагов назад и прямо как в цирке перед особо опасным трюком воскликнул:

- А сейчас!.. Внимание!..

Подбросил вверх шарик на ниточке, а когда шарик полетел обратно вниз, поймал его какой-то непонятной ловушкой!

- Здорово, да? – в восторге прокричал папа.

Я уставился на папу, потом на шарик, потом снова на папу и тут услышал мамин голос:

- Какой ужас, - спокойно сказала она. – Зачем же вы всё это достали? И ещё этот бильбоке! 

Мама с сожалением посмотрела на шарик на ниточке и ушла готовить нам завтрак. А мне ужасно стало интересно, что же такое бильбоке. Оказалось, что это такая игрушка, которая состоит из ловушки в форме перевёрнутого колокольчика и прикреплённого к ней шарика на ниточке. Чем большее количество раз ты поймаешь шарик ловушкой – тем лучше! Вот папа, например, до завтрака поймал этот шарик раз сто! И ещё за завтраком пытался, но мама бильбоке решительно отобрала. На что папа сказал, что ничего-то мы не понимаем, что в бильбоке играл даже сам французский король, а ещё журналисты парижских газет.

После завтрака папа решил превзойти свой юношеский рекорд и с задором продолжил стучать бильбоке. А я подумал, что русская поговорка – хватит бить баклуши – наверное, переводится на французский язык, как – хватит стучать бильбоке. 

Я в школе Володьке Сухареву, который ничего не делал и грустно смотрел в окно, так и сказал:

- Хватит уже, Володька, бильбоке стучать. Решай давай задачу по математике. 

Володька, ну, очень удивился. 

№4(39) от 27.02.2021

Классная история восемьдесят четвёртая

Гуляю я себе по школе – дополнительное занятие жду, никого не трогаю, и вдруг вижу – напротив меня вдоль стены проезжает «Роллс-Ройс»! Чёрный с серебром – красивый ужасно! Ну, я, конечно, сразу понял, что «Роллс-Ройс» радиоуправляемый и решил за ним проследить – куда поедет, кто владелец, да и вообще любопытно. А «Роллс-Ройс», тем временем, завернул за угол и припарковался возле класса, в котором шестиклассники два урока подряд писали четвертную контрольную по алгебре. У них даже на двери было написано: «Тихо! Идёт экзамен!» А дверь эта была чуточку приоткрыта – прямо незаметно почти. «Роллс-Ройс» немного постоял на месте, потом слегка сдал назад и вдруг, зайдя на крутой вираж, юркнул в класс! Ну, ничего себе! – подумал я.

- Мальчик, ты что здесь делаешь? – заметив меня в проёме, строго спросила учительница и решительным шагом направилась в мою сторону.

Шестиклассники обернулись. И, несмотря на своё тяжкое положение, стали хихикать. 

- О, первоклашка! – крикнул кто-то из ребят. (Хотя на самом деле я учусь уже во втором классе.) 

- Это он, наверное, пришёл нашему Толику с контрольной помочь! – пошутил мальчишка с последней парты, хлопнув своего соседа по плечу.

А этот сосед, вероятно Толик, пробубнил чего-то невнятное, не отрываясь от тетрадки, и лихорадочными движениями стал зачёркивать свои же записи.  

- Мальчик, иди в свой класс, не мешай! Идёт экзамен! – проговорила учительница, почему-то упорно называя четвертную контрольную экзаменом. 

Когда я отошёл, учительница хлопнула дверью, раздался щелчок замка.

Я развернулся и уже было собрался идти в свой класс, как из-за моей спины, точнее кроссовки, плавно выехал тот самый «Роллс-Ройс»! Я ужасно удивился – «Роллс-Ройс», который умеет проезжать сквозь закрытые двери! Ничего себе! – снова подумал я.

Но оказалось, что дверь в класс снова была приоткрыта. И тут я догадался, что кто-то умышленно сдвинул язычок замка! И сколько бы учительница ни хлопала дверью, дверь всё равно незаметно приоткрывалась. 

Обогнав меня, «Роллс-Ройс» поехал вдоль стены в сторону лестницы, я, конечно же, попрыгал за ним. Без труда преодолев порог, «Роллс-Ройс» скользнул на лестничную клетку. Там на перилах сидел неизвестный. Похож он был на профессора или какого-нибудь учёного, в общем, на очень умного человека. Поэтому его пребывание верхом на перилах казалось удивительным – не то слово! К тому же «профессор» держал в руках игрушечный пульт от радиоуправляемой машинки и с нескрываемым удовольствием щёлкал по кнопкам. 

- Вот молодец! – воскликнул «профессор». – Приехал!

И подхватил «Роллс-Ройс» под колёсики. 

Затем «профессор» открыл багажник и, прямо-таки засветившись от счастья, вытащил оттуда крошечную бумажку. Надел очки, прищурился, сдвинул брови и начал карандашом строчить у себя в блокноте. При этом «профессор» бубнил себе что-то под нос, присвистывал и просто вздыхал. Потом он вырвал из блокнота исписанный листок, сложил его раз в десять и отправил в багажник.

- Ну-с, - весело сказал «профессор», схватив в руки пульт. – Поехали!

И «Роллс-Ройс» снова отправился в путь.

Катался он так долго, пока на лестничной клетке не появился насупившийся шестиклассник Толик, тот который решал четвертную контрольную по алгебре. 

- Ну, как? – бодро спрыгнув с перил, поприветствовал Толика «профессор». (Кстати, «профессор» оказался дедушкой Толика.) – Здорово я придумал? 

Толик что-то недовольно промычал и стал вытаскивать сложенные бумажки из всех своих карманов. 

Тут «профессор» взглянул на часы и воскликнул:

- Меня же в академии ждут! 

Схватил портфель, потрепал Толика по плечу и был таков.

А Толик, расположившись всё на тех же перилах, принялся изучать бумажки. Тут я не выдержал и говорю:

- А это что у тебя такое? Шпаргалки, да?

Толик отрицательно покачал головой.

- А что тогда? – меня прямо одолело любопытство. – Можно посмотреть?

Толик молча сунул мне под нос бумажки. Я с интересом на них посмотрел, но ничего не понял!

Толик вздохнул и говорит:

- Это ходы шахматной партии. 

- Это вы с дедушкой в шахматы играли? – округлил я глаза. – Во время четвертной контрольной по алгебре? 

Толик утвердительно качнул головой.

- А что, подождать нельзя было? – не унимался я.

- Нельзя, - серьёзно ответил Толик. – У нас с дедушкой сегодня решающая партия была.

- А что она решала? А кто победил? – запрыгал я вокруг Толика.

- Победил дедушка, - буркнул Толик. – А решала она то, кто поедет на дачу высаживать цветы герберы.

На том Толик ушёл. А я даже не успел спросить, кому теперь надо ехать на дачу высаживать цветы герберы – ему или дедушке.

№3(38) от 23.02.2021

Классная история восемьдесят третья

- Утром рано мы достали снегоход, снегоход! Потому что нам сказали: «Снег пойдёт! Снег пойдёт!» - бубнил я себе под нос стишок, тихо протискиваясь во входную дверь. – Снегоход ворчит, что мало снега выпало с утра. И, вообще-то, он – машина – не для нашего двора, - продолжал я и, стараясь не шуметь, стягивал с себя уличные ботинки. 

Я, конечно, не знаю, сколько этому снегоходу надо снега, чтобы он не ворчал, но лично мне снега хватило. Все ботинки в снегу, за шиворотом – снег, а на шапке сто́лько снежинок, что можно слепить снеговика! 

И главное – ничто не предвещало! Даже бюро прогнозов погоды! 

Я нарочно не включил в коридоре свет, в надежде что мама меня не заметит; я успею высохнуть и явиться к завтраку как ни в чём не бывало. 

И тут я заметил, как по противоположной стороне коридора крадётся чья-то тень! Тень, опасливо озираясь по сторонам, отряхивала шарф и шапку! 

- Тише! – шепнула вдруг тень, приложив палец к губам. – Надо, чтобы мама нас не заметила, - пояснила она и, пригнувшись, скользнула ко мне. 

Я даже зажмурился от неожиданности, а когда открыл глаза, увидел, что передо мной стоит папа. Вид у него был на зависть Снежному человеку! 

- Ты куда в такую рань бегал? – шёпотом спросил папа, доставая меня из заснеженной куртки. 

- Во двор, гулять, - также шёпотом отозвался я. – А ты? 

- А я в магазин, - еле слышно ответил папа. – Давай скорее убирать снег из коридора, пока мама не проснулась. 

- Ага! Давай! – подхватил я с энтузиазмом. 

И мы принялись за дело. 

Когда в коридоре не осталось ни одной снежинки, мы с папой плюхнулись на пуф и стали ждать, когда нас мама позовёт на завтрак. Но вдруг, откуда ни возьмись, в наш коридор ворвалась метель! Метель самая настоящая, прямо снежинки на нас полетели! 

И я услышал мамин встревоженный голос: 

- Вы что здесь в темноте делаете? Посмотрите на себя! Вы же все в снегу! Идите немедленно переодеваться! 

В коридоре включился свет. Возле входной двери стояла мама в заснеженной шубе с заснеженным зонтом, который вот только что она хотела поставить рядом с пуфом. Мы с папой весело рассмеялись. Оказывается, мама вышла из дома ещё раньше нас! 

А днём у нас во дворе появилось объявление: «Желающим оказать содействие в уборке снега обращаться за инвентарём…» Ну, мы с Володькой Сухаревым тут же стали желающими и побежали расчищать дорожки. Весело было ужасно! А ещё к нам присоединился Володькин младший брат Серёжа с игрушечной лопаткой. Правда, он больше вертелся под ногами и давал ценные указания – как лопату держать, куда снег сыпать. Наконец, Володька не выдержал и запихнул Серёжу в сугроб. Вот это Володька сделал совершенно напрасно, потому что Серёже в сугробе очень понравилось. Он закричал, что он в домике, что это его снежная крепость и стал держать оборону. И когда Володька пытался вытащить Серёжу обратно, Серёжа в него кидал снежки. 

А потом я увидел, как по расчищенной дорожке, воображая из себя, шла наша одноклассница Галка Залесская. 

- Ой, мальчики, - капризным голосом сказала Галка, - ну, зачем же вы расчистили весь снег? Здесь теперь сплошной лёд остался! Я так и упасть могу, а у меня послезавтра соревнования по фигурному катанию! 

И острожными шагами Галка прошла мимо нас. 

Не успели мы с Володькой переглянуться, как увидели Галкиных маму и папу, они шли по той же расчищенной дорожке. Папа кружился вокруг мамы и поддерживал её со всех сторон, а мама шла на огромных каблуках и громко восклицала: 

- Ах, как скользко! Ах, держи меня, пожалуйста! 

И тогда Галкин папа самоотверженно стал хватать холодный снег и кидать его к ногам Галкиной мамы. И Галкина мама наступала уже не на ледовую поверхность, а на заснеженную, нескользкую. А как Залесским удалось преодолеть сугроб возле дома, мы с Володькой так и не узнали, потому что наши мамы позвали нас домой. 

№2(37) от 21.02.2021

Классная история восемьдесят вторая

- Лёш, а ты когда-нибудь был в кукольном театре? – как-то раз спросила меня Оля Горина. 

- Был! – не задумываясь ответил я. – А как же!

- А тебе понравилось?

- Понравилось, - говорю. – Но театр с актёрами мне нравится больше, - уточнил я на всякий случай.

- И я была. - вздохнула Оля. – Только вот мне совсем не понравилось!

- Ну, ничего, - решил я приободрить Олю, - не расстраивайся! Следующий спектакль обязательно понравится!

- Ну уж нет! – воскликнула Оля. – Больше я в их кукольный театр не пойду!

И Оля выдержала такую длинную паузу, которой бы позавидовали все драматические театры мира. У актёров почему-то очень ценится умение долго-долго молчать между двумя произносимыми фразами. 

- А я, знаешь, что придумала? – наконец, спросила меня Оля с воодушевлением.

- Нет, конечно, - говорю я. – Не знаю.

- Я открою свой собственный кукольный театр! А ты мне в этом поможешь. Договорились?

Я очень удивился.

- Это как? – говорю.

- Очень просто! – сказала Оля и пригласила меня в гости в субботу к двенадцати часам.

Я пришёл как договаривались, а когда позвонил в дверь, надел на руку перчатку в виде гриба-мухомора, и замахал этим грибом во все стороны перед Олиным глазком. Сначала мой мухомор был весёлым, хлопал в ладоши и плясал русскую-народную. Но так как дверь мне почему-то не открывали, мой мухомор перестал хлопать в ладоши и встал в позу, а я за него низким голосом на манер «Песни о блохе» Модеста Мусорского декламировал: «Ха-ха-ха-ха. Дверь открывай. Ха-ха-ха-ха. Гостей впускай». Но и тут почему-то ничего не вышло. 

Может быть, Оля мухоморы не любит? – подумал я. – Всё-таки опасная, ядовитая вещь. От мухоморов вообще подальше держаться надо! Но вот что удивительно – так это то, что на свете полно игрушек в виде мухомора! И ещё на нашей детской площадке есть песочница-мухомор! А ещё…

Но тут вдруг дверь распахнулась, и мы с мухомором отпрыгнули в сторону. Вернее, дверь даже не распахнулась, а медленно-медленно открылась, в проёме показалась Оля, которая, внимательно рассмотрев всю лестничную площадку, втянула меня в коридор.

- Тут, - говорит, - к нам в дверь какие-то хулиганы ломились. Весь звонок «оборвали», и голоса у них такие противные, вообще… Мама сказала, что это, наверное, друзья двоечника Лютикова квартиры перепутали. 

Я потихонечку спрятал мухомор и вдруг зачем-то говорю:

- Ага, точно, к Лютикову… хулиганы… Да я их видел только что! Я им говорю – вы чего в дверь ломитесь? А они мне – не твоё дело! А я им… В общем, прогнал.

Оля округлила глаза и полушёпотом переспросила:

- Ты? Их? Прогнал? Друзей двоечника Лютикова? И ты не испугался?

А меня прямо что-то заносить стало. Наверное оттого, что я уже успел вжиться в образ актёра. И я так небрежно бросаю:

- Нет. Я же каратэ занимаюсь.

Правда, каратэ я занимаюсь на самом деле. А вот то, что меня и моего мухомора приняли за хулиганов, – обидно было ужасно!

Оля привела меня в свою комнату и говорит:

- Вот здесь мы будем репетировать.

- А что мы будем ставить? – по-деловому спросил я. – Сказки Пушкина? Или русские народные сказки? Ещё, - говорю, - по братьям Гримм интересно может получиться.

И так, значит, размашисто шарф с плеча назад закидываю. Я этот шарф нарочно повязал, чтобы быть похожим на режиссёра. 

А Оля, посмотрев на меня с сожалением, сказала:

- Лёш, шарф сними, - жарко! И что ты как маленький – сказки, сказки… Мы будем ставить современные кукольные спектакли.

Оля подвела меня к нарядной этажерке, которая теперь являлась сценой кукольного театра. Посередине этажерки на подставке стояла модельная кукла в невероятно пышном платье из золотой парчи. Про парчу мне, разумеется, сказала Оля, потому что я в материях не разбираюсь. 

- Её зовут Лулу, - представила мне куклу Оля.

- Очень приятно, - поспешил ответить я, всё же не понимая, что именно мы будем ставить.  

- Лулу – звезда. Только я ещё не решила – звезда кино или звезда эстрады. Ты как думаешь? 

Я как настоящий кастинг-директор посмотрел на Лулу в профиль и анфас, сделал задумчивое лицо и, сам не знаю почему, сказал:

- Кинозвезда! Однозначно кинозвезда! И думать нечего!

Оля посмотрела на меня с подозрением, будто бы думала – шучу я или говорю серьёзно. А я снова хотел по-режиссёрски, размашистым движением закинуть шарф назад, но вовремя вспомнил, что Оля заставила меня этот шарф снять. Поэтому я просто вытянул голову повыше и посмотрел на кукольную сцену свысока. 

Тут я заметил на книжной полке стоявшего, облокотившись на «Геометрию», принца. Он был такой грустный, как будто бы ему влетело от папы-короля за двойку. Я взял принца в руки и стал придумывать для него роль. Ну, разумеется, не сказочную. Оля ведь не хочет ставить спектакль по сказке. Сразу в голову пришёл Марк Твен…

- Слушай, Лёш, - вдруг прервала мои мысли Оля. – А у тебя случайно нет какого-нибудь автоматчика или хотя бы пирата какого-нибудь?..

Оля тут же пояснила, что так как в нашем спектакле принимает участие кинозвезда, то для неё непременно нужна охрана. Я сразу представил своего Бармаллино, пирата в тельняшке с кинжалом в зубах. Вот он, покрепче сжимая кинжал, крадётся по красной ковровой дорожке. А вот он готов разорвать на себе тельняшку, ограждая кинозвезду от надоедливых папарацци. 

- Роботы-трансформеры есть, - наконец говорю я. – Подойдут?

Оля задумалась.

- А во что они трансформируются? – серьёзно спросила она.

- Ну… - протянул я. – Кто – во что… В галактические корабли, например, в ледоколы и тихоходы… 

Оля тут же замахала руками.

- Нет-нет! – воскликнула она. – Такого не надо! У нас ведь не фантастика.

И тут я вспомнил, что у меня есть ещё один робот, который вообще ни во что не трансформируется и имеет вполне себе кукольный вид. Я быстренько сбегал за ним домой. А по дороге я вытянул из маминого букета, стоящего в вазе в гостиной, маленький оранжевый цветок и вложил его в руку робота. Ну, чтобы робот этот цветок кинозвезде подарил. 

Оля придирчиво посмотрела на нас обоих и, наконец, сказала:

- Отлично! Пусть идёт охраняет Лулу.

- А ещё, - с энтузиазмом говорю я, - у меня есть ковбой по имени Рэй-стреляю-в-яблочко! Мне его на день рождения подарили. На нём широкополая шляпа, сапоги со шпорами и брюки-клёш с двумя револьверами. Ну, это если вдруг мы будем ставить вестерн…

Но дело до спектакля всё никак не доходило. Сначала Лулу понадобился автомобиль, и я снова бегал к себе домой за автомобилем. На всякий случай, я притащил их три. Потом Лулу захотела посидеть в кафе, и тут уже Оля забегала по комнате в поисках кукольной мебели и посуды. Потом бассейн, и фитнес-зал, и много чего ещё. Наконец, фантазия у Оли иссякла, и она не могла больше выдумать ни одного желания Лулу. Тогда мы приступили к спектаклю…

Оля подбирала куклам костюмы, кружила их перед зеркалом, делала всякие причёски и надевала шляпки. Я, в свою очередь, ставил на этажерке свет, устанавливал декорации, поддерживал работоспособность робота и трёх машин. 

Подготовительная работа тянулась дней пять. И когда я в очередной раз пришёл к Оле в гости, вдруг увидел – на этажерке, в свете установленных мной софитов, в парчовом платье сидит Лулу. Напротив неё на стульях расположились робот, принц и Рэй-стреляю-в-яблочко. 

- Я решила, - по-деловому заявила Оля, - что мы будем ставить спектакль про школу. Кинозвезда Лулу будет играть роль нашей классной руководительницы Инессы Владимировны, а принц и все остальные – тебя и прочих учеников. 

Я округлил глаза и даже попытался что-нибудь ответить, но у меня не получилось… Я, конечно, не знаю, какой из принца я, но вот из кинозвезды Лулу в парчовом платье – руководительница действительно классная! 

№1(36) от 02.01.2021

Классная история восемьдесят первая

Тут вдруг Володька Сухарев ни с того ни с сего начал опаздывать на уроки. Раз опоздал, два опоздал… Наша учительница Инесса Владимировна только говорила: «Проходи, садись», а на третий раз, когда Володька залетел в класс вообще ко второму уроку, сказала:

- Сухарев, становись-ка к доске!

Володька огляделся по сторонам, наверное, в надежде, что в нашем классе отыщется ещё какой-нибудь Сухарев, и, грустно вздохнув, встал у доски.

- Володя, - продолжила Инесса Владимировна, - а расскажи нам, пожалуйста, почему ты сегодня опоздал.

- Да я, Инесса Владимировна, - воодушевился Володька (Ещё бы не воодушевиться! Куда как лучше отвечать на этот вопрос, чем рассказывать о планетах Солнечной системы, которые нам задали выучить к сегодняшнему дню.), - иду в школу, совсем не опаздываю… И вдруг вижу – на дороге стоит автогидроподъёмник. А от него тянется стрела на всю ширину тротуара. И там наверху два мастера чинят уличный фонарь! А на автогидроподъёмнике написано: «Не стой под стрелой!». А все-все проходят под этой стрелой и не обращают на неё никакого внимания. А я решил, что раз так написано, то надо идти в обход! Мне пришлось делать огромный круг, поэтому я и опоздал. 

Тут Володьку перебил Колька Шумов:

- Так ведь написано, что стоять нельзя, а не проходить!

- Нет, - поспешно возразила Инесса Владимировна. – Проходить под стрелой тоже нельзя. – И добавила: - Садись, Володя.

На следующее утро первый урок опять начался без Володьки. Ребята хихикали, что, наверное, мастера решили починить все фонари на аллее. В середине урока в дверь постучали, и мы услышали запыхавшийся голос Володьки:

- Инесса Владимировна, можно войти?

С этими словами Володька протиснулся в класс. 

Инесса Владимировна кивком головы подтвердила, что – да, войти можно, и даже вообще ни о чём не спросила Володьку, но Володька зачем-то остановился у доски и говорит:

- Возле школы лужа такая, вообще… 

Все засмеялись. Можно подумать, мы мимо этой лужи не проходили! А Володька продолжил:

- Ни пройти, ни проехать! Я хотел аккуратно её обогнуть, но я был не один, а с Серёжей, с братом, с младшим, - уточнил Володька. – А он как прыгнет в эту лужу! И вылезать не хочет. Я боцман! Я боцман! – кричит.  

Володька сделал паузу и выразительно посмотрел на Инессу Владимировну. А Инесса Владимировна показывала нам на интерактивной карте звёздного неба Сатурн и так и застыла с указкой в руках, слушая Володьку. А Володька, наверное, ждал, когда учительница разрешит ему сесть за парту. А раз учительница этого не делает, значит Володькиных объяснений ещё недостаточно. Поэтому Володька продолжил с новыми силами:

- Ну, я Серёжу из лужи вытащил и повёл домой, рассказать маме, что он ботинки промочил. Я свои ботинки тоже промочил, но я бы из-за таких пустяков не стал домой возвращаться, чтобы потом в школу опоздать. Но я был не один, а с Серёжей, а он маленький и может простудиться.

Ребята хохотали до слёз. Потом прозвенел звонок на перемену. А на втором уроке, рисовании, Инесса Владимировна разрешила нескольким ребятам переписать их троечные контрольные по математике. В их числе был и Володька Сухарев. Инесса Владимировна пообещала, что проверит контрольные к завтрашнему дню.

На следующий день Володька прибежал в школу одним из первых, и всё никак не мог дождаться третьего урока, математики, на котором Инесса Владимировна объявит оценки. На первой перемене Володька не выдержал и спросил:

- Инесса Владимировна, скажите, пожалуйста, а какая у меня оценка за контрольную? 

Инесса Владимировна уже было собралась заглянуть в журнал, но потом вдруг вздохнула и говорит:

- Ты знаешь, Володя, я хотела проверить контрольные сегодня утром за завтраком, но у меня неожиданно не сработал тостер! Я бы и хлопьями позавтракала, но сын Антошка стал капризничать, и мне пришлось делать тосты в духовке. Поэтому контрольные я проверить не успела.

После второго урока Володька снова остался в классе. Володька заметно нервничал. 

- Инесса Владимировна, - говорит, - а Вы контрольные дома оставили или в школу принесли?

- Ой, - махнула рукой Инесса Владимировна, - тут такая история приключилась. Я, конечно же, взяла контрольные с собой, чтобы проверить их на перемене. Иду с сумкой по улице, а там из шланга деревья поливают. И вдруг этот шланг почему-то выкручивается и льёт воду прямо на мою сумку! А в сумке – контрольные! 

Володька округлил глаза и в ужасе посмотрел на Инессу Владимировну. В третий раз писать контрольную, вытягивая из-под парты шпаргалки, Володьке явно не хотелось. Володька даже побледнел! Инесса Владимировна, наверное, его пожалела, потому что, махнув рукой ещё раз, сказала:

- Да ты не переживай! Я ваши тетрадки всегда ношу очень аккуратно – сначала убираю в пакет, потом в сумку. Тетрадкам даже дождь не страшен! 

И весело улыбнулась.

Когда, наконец-то, начался третий урок, Инесса Владимировна раскрыла журнал и зачитала оценки. У Володьки была четвёрка. Он так обрадовался, что прокричал на весь класс, что больше никогда не будет опаздывать в школу. А я подумал, как здорово Инесса Владимировна насочиняла для Володьки истории. Прямо не хуже, чем он сам. Пусть знает! 

А после уроков я заметил, что у Инессы Владимировны на самом деле вся сумка мокрая. И тут я стал сомневаться – может и правда из шланга поливали деревья, и неожиданно не сработал тостер? 

1-10

№1 от 07.11.2019

11-20

№2 от 12.11.2019

21-30

№3 от 07.12.2019

31-40

№4 от 07.01.2020

41-50

№5 от 07.02.2020

51-60

№6 от 07.03.2020 -
№15 от 31.07.2020

61-70

№16 от 03.08.2020 -
№25 от 20.09.2020

71-80

№26 от 23.09.2020 -
№35 от 31.12.2020

Контакты:

Адрес редакции: 
115093, г. Москва, 
ул. Большая Серпуховская, дом 44  
E-mail: KLASSNYEISTORII@MIRILICHNOST.RU
Тел.: 8-916-246-70-84
Главный редактор: Чапленко Е. П.